Ирусик (eledwine) wrote,
Ирусик
eledwine

Детская больница святой Ольги или больница Орловых-Давыдовых под угрозой.

Originally posted by il_ducess at Детская больница святой Ольги или больница Орловых-Давыдовых под угрозой.
Оригинал взят у il_ducess в Детская больница святой Ольги или больница Орловых-Давыдовых под угрозой.
Хотела сама написать про нее пост. Но нет своих фотографий. А тут нашла хороший пост про нее.
В общем положение такое - в Больнице последнее время находился дневной стационар ПНД.
Его на прошлой неделе закрыли, а здания признали аварийным.
А ОНА НЕ СТОИТ НА ОХРАНЕ.
А это значит, что ее можно не только изуродовать, но вообще снести.
Так что кто еще не видел - спешите смотреть и фотографировать из-за забора, пока стоит.

Оригинал взят у serg63ant в С именем святой Ольги
Если с проспекта Мира свернуть в Орлово-Давыдовский переулок, то можно увидеть краснокирпичное здание с белыми вставками

Это корпуса бывшей Детской больницы Святой Ольги, ныне психоневрологический диспансер № 7


  Она была основана на 400 тыс. рублей., пожертвованных графом Сергеем Владимировичем Орловым-Давыдовым в память своей матери Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой (урожденной Барятинской).  Каменные здания больницы были построены в 1880 - 90-х годах архитекторами  К.М. Быковским  и В.В. Барковым  по проекту, составленному педиатрами К.А. Раухфусом, П.А. Вульфиусом и Н.Е. Покровским,  -  Корпуса выделяются резким контрастом красного кирпича и белых декоративных деталей. На этих зданиях сохранились редкие мозаичные изображения святого целителя Пантелеймона и покровительницы больницы святой Ольги.



Майским днем 1885 года на участке земли, принадлежавшей Императорскому Человеколюбивому обществу, вблизи Набилковского богаделенного дома, состоялась закладка большого каменного здания для этой больницы.
 К часу дня сюда принесли особо чтимые московские иконы Иверской Богоматери, Спасителя, а также мощи святого великомученика Пантелеймона. Из Троицкого храма Набилковской богадельни (здание которой, в конце Протопоповского переулка, до сих пор поражает своей величавостью) прибыл крестный ход с образом Живоначальной Троицы и хоругвями.
      На церемонии были родственники жертвователя Орлова-Давыдова, священнослужители, московский генерал-губернатор князь Владимир Андреевич Долгоруков, многие почетные гости. В основание восточной стены здания больницы была заложена металлическая доска с надписью: «1885 год, мая 18 дня, заложены в Москве здания детской больницы святой Ольги, по Всемилостивейшему соизволению, последовавшему 1 декабря 1884 года, учреждаемой в ведомстве Императорского Человеколюбивого общества ... для бесплатного пользования больных на 30 кроватей, в память матери жертвователя, графини Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой, скончавшейся 9 сентября 1876 года... Строитель академик архитектуры К. М. Быковский».
      Прием приходивших больных в детской больнице начался со второго дня после освящения уже построенных зданий – 12 декабря 1886 года.
      За год работы больницы, к 1 января 1888 года, врачи оказали медицинскую помощь 575 детям, было произведено много несложных и 11 серьезных операций. Этим же январем было открыто стационарное отделение.
      Число больных, обращавшихся в больницу, возрастало изо дня в день. Здесь оказывалась помощь преимущественно бедным семьям.
      Многие российские врачи имели возможность осматривать больницу. Их впускали в нее свободно – все находили больницу образцовой.
      Орлов-Давыдов не только выделил большие деньги на строительство и обустройство больницы, но и в дальнейшем продолжал субсидировать свое детище. Так, за один 1887 год Орлов-Давыдов увеличил первоначальное пожертвование почти вдвое. Из него 480 тыс. рублей составили основной неприкосновенный фонд, проценты с которого, 24 тыс. рублей, шли на годовое содержание больницы. Остальную сумму употребили на новые постройки и обзаведение инвентарем больницы.
      В строительстве больницы святой Ольги активное участие принял главный доктор детской больницы святого Владимира – П. А. Вульфиус.
      Главный больничный корпус представлял в своей основе двухэтажное каменное здание. В нем имелись: операционная, амбулаторное отделение, аптека, кухня, прачечная, часовня, контора, исследовательская лаборатория, квартиры главного врача и ординаторов больницы, помещения для больничной прислуги.
      Больница пользовалась водой проведенного сюда ответвления от Мытищинского водопровода. И хотя Москва еще не имела централизованной канализации, здесь была устроена ее местная система с фильтрами. Были также отопление и хорошая вентиляция.
      Больница состояла из трех отделений: терапевтического, хирургического и амбулаторного.
      Постройки больницы раскинулись на просторном участке земли. Задняя часть больничного двора была обращена к лугу. Этот луг, к примеру, в 1887 году дал до 600 пудов сена на прокорм коров, которых специально содержало управление больницы. Молоко шло в питание больным детям.
      В саду было посажено много различных деревьев, разбиты клумбы с цветами. Выздоравливавшие дети часто играли в этом саду, или их развлекали в рекреационном зале больницы. В больницу жертвовали очень много игрушек.
      Детей кормили неплохо: завтрак, обед и ужин готовились по расписанию, составлявшемуся на неделю. К тому же два раза в день давали молоко с белыми сухарями или печеньем домашнего приготовления.
      В особенность больницы входил замечательный обычай: всех приходивших сюда детей, которые выглядели усталыми, истощенными и стояли долго в ожидании приема в амбулатории, кормили завтраками. Это, пожалуй, больше нигде в Москве не практиковалось. Также дети, приходившие в амбулаторию за советом, лекарство получали даром.
      Амбулаторное отделение имело четыре изолированные палаты с отдельным входом и общей ванной. Это отделение планировалось на 80—100 человек. Однако, бывало, что в день принималось около 200 человек.
      В первые годы существования больницы здесь работали: главный врач доктор терапевтического отделения В.Е. Чернов, хирург Н.Д. Соколов, доктор Л.П. Александров. К работе привлекались и сверхштатные врачи, эксперты, а также и женщины-врачи (что было новшеством в Москве).
      За детьми в больнице ухаживали десять нянь, подчиненных надзирательнице. Медицинским уходом за больными детьми ведали фельдшерицы, по одной в каждом отделении.
      В среднем, по статистике, дети лежали в больнице 37 дней.
      За первый год работы амбулаторию посетило 10 292 человека, затем общее количество обращений в год составило цифру – 31 361.
      К сожалению, после преобразований послереволюционных лет детская больница в Орлово-Давыдовском переулке перестала существовать. Конечно, нет смысла затевать здесь поиск луга с мило пасущимися коровками.



с 1923 1-я детская туберкулёзная больница). С  В 1957 году в связи с реконструкцией проспекта Мира въезд в больницу перенесён в Орлово-Давыдовский переулок. Была клинической базой Центрального института усовершенствования врачей. В 1970-х гг. закрыта. На одном из корпусов — мемориальная доска А.А. Киселю, работавшему в больнице с 1890 по 1938.
На территории больницы было часовня святой Ольги, разрушенная после революции. Икона была перенесена в храм иконы Божией Матери "Знамение" в Переяславской слободе

   
    Так кто же была та Ольга, в память о  которой сын построил эту больницу?


( работа Кристины Робертсон, 1841 года)

          Ольга Ивановна Орлова-Давыдова (1814-1876)  была дочерью князя Ивана Ивановича Барятинского (1772-1825), одного из самых влиятельных и богатых людей России - тайного советника, камергера, церемонимейстера двора Павла I.
По свидетельству И.С.Аксакова, О.И. Орлова-Давыдова представляла собой "любопытное явление и замечательный характер". Почти до самого замужества она безвыездно жила в отцовском имении, и в результате "Русская деревня вошла в нравственный состав ее существа", стала "ее прирожденной стихией"
   В 1832 году Ольга Ивановна вышла замуж за Владимира Петровича Давыдова (1809-1882), внука графа Владимира Григорьевича Орлова (1743-1831), младшего из пяти знаменитых братьев Орловых - сподвижников Екатерины II.
   Выйдя замуж, она подолгу жила в Отраде, устроила там больницу, женские крестьянские школы и многое делала для того, чтобы облегчить положение отрадненских крестьян. Простота и естественность  отношений ее с крестьянами поразила Аксакова: " Под внешней аристократической, полурусской, полуанглийской оболочкой дома живет такой живой союз с церковью и не менее живой союз с русским народом, что я долго не мог прийти в себя от изумления.
  И на Тютчева также произвели впечатление не столько красота и роскошь Отрады - эти "дары судьбы", которыми владела О.И.Орлова-Давыдова, - сколько царивший здесь "нравственный строй", ею созданный 
  Известно, что Тютчев был хорошо знаком с В.П.Орловым-Давыдовым, неоднократно получал от него приглашения посетить Отраду и был намерен побывать там. "Отсюда я уеду после 20 этого месяца, - писал он жене из Петербурга 2 июня 1869г., - пробуду дней десять в Москве; по пути посещу Орловых-Давыдовых, чтобы наконец исполнить так часто и так тщетно даваемое обещание; затем явлюсь к вам в Овстуг"
   Теперь мы знаем, что Тютчев исполнил свое намерение и был в Отраде 11 июля - в день именин хозяйки дома. В экспромте, написанном им в этот день, отразились впечатления от пребывания в Отраде; Тютчев был поражен  царившей там атмосферой, которая определялась личностью владелицы имения - женщины, заметно выделявшейся в светских кругах


Здесь, где дары судьбы освящены душой,
Оправданы благотвореньем,
Невольно человек мирится здесь с судьбой,
Душа сознательно дружится с Провиденьем.

                                                 (   Отрада, 11 июля 1869 г.    )


                      К. Брюллов "Портрет графини О.И.Орловой-Давыдовой с дочерью  (1834)

Муж графини, Владимир Петрович, был хорошо знаком с Брюлловым.
Из сочинений В.П. Давыдова известны “Путевые записки, веденные во время пребывания на Ионических островах, в Греции, Малой Азии и Турции в 1835 г.” в 2 ч., изданные в 1839 г. в Санкт-Петербурге. Во время путешествия графа сопровождали художники К.П. Брюллов, Н.Е. Ефимов и прусский антикварий Крамер.

    А вот картина Н.Е.Ефимова, изображающая написание картины К.Брюлловым

В семье было 6 детей: три сына  (Владимир, Анатолий Сергей) и три дочери (Наталья, Евгения, Мария)
Владимир и Анатолий - близнецы, родились в ноябре 1837 года. В 1855 году начали службу в гвардии. В 1861 - 1863 годах братья служили в качестве адъютантов фельдмаршала А.И.Барятинского. В 1866 году Владимир Владимирович произведен в генерал-майоры и одновременно назначен симбирским губернатором (1866 - 1868). Его усилиями в Симбирске открылось ремесленное училище для мальчиков, началось строительство водопровода и водонапорной башни, улучшалось состояние дорог. Умер В.В.Орлов-Давыдов в 1870г. от туберкулеза.
   Анатолий Владимирович (1837 - 1905), обер-шталмейстер, генерал-лейтенант, был женат на Марии Егоровне Толстой. Принимал участие в боевых действиях на Кавказе, награжден орденами. Унаследовал Усольскую вотчину после смерти отца. В 1899 году в селе Усолье учредил на собственные деньги частный приют для детей. Незадолго до Октябрьской революции, 6 октября 1917 г., его сын Александр Анатольевич пожертвовал 5000 рублей на содержание приюта для сирот дома трудолюбия и дома для воинов-инвалидов первой мировой войны г. Симбирска.
 Ну, а самый младший - Сергей Владимирович (1848 - 1905) выстроил больницу в память о матери


И еще одна страница из истории этой семьи -
ОБЩИНА СЕСТЕР МИЛОСЕРДИЯ ВО ИМЯ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ. ( Петербург, ул. Чайковского, 52)
Первоначально община содержалась в основном на средства кнг. Барятинской, которая по уставу являлась ее учредительницей и пожизненной попечительницей, и сама избирала себе помощницу из членов своего семейства с тем, чтобы та была ее преемницей. Поэтому, несмотря на благотворительные пожертвования от сторонних лиц, в том числе от членов императорской фамилии, община была, по существу, частным семейным делом князей Барятинских и их ближайших родственников – графов Орловых-Давыдовых, князей Кочубеев, графов Стенбок-Ферморов.
В 1858, после смерти основательницы, попечительницей общины стала ее дочь – гр. Ольга Ивановна Орлова-Давыдова. По вступлении в должность она пожертвовала общине около 100 000 руб., которые прибавились к капиталу, завещанному общине ее покойной матерью. Образовавшиеся средства позволили сделать каменную пятиэтажную пристройку к общинному зданию для проживания сестер.
После кончины гр. О. И. Орловой-Давыдовой попечительницей общины стала ее дочь – гр. Мария Владимировна Орлова-Давыдова, которая еще при жизни матери практически взяла на себя управление учреждением. Она же известна как основательница церковной женской общины «Отрада и Утешение» в унаследованном родовом имении Орловых с. Добрыниха Серпуховского уезда Московской губ. Здесь в 1903 графиня приняла монашеский постриг под именем Магдалины и стала игуменьей, оставаясь при этом до самой революции и попечительницей петербургской общины. Ее помощницей была племянница (дочь младшей сестры Евгении) – кнг. Екатерина Петровна Васильчикова.




            




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments